питомник лабрадоров Капас Спирит

Как и чему учили  простые финские парни Мика и Матти русских владельцев ретриверов
 

Собственно, речь в этом отчёте пойдёт о некоем частном мероприятии (частном в том смысле, что его организация не имела отношения ни к каким клубам или охотничьим обществам), получившим среди участников условное название «финской натаски».  Финская  - т.к. в качестве инструкторов выступали финские ребята – Мика Лаппалайнен и Матти Тенхунен.  А вот натаска – это, наверное, не совсем подходящее слово.  Всё-таки натаска охотничьих собак подразумевает, что собаки чему-то учатся.  В данном случае, за те 2 дня, которые были в нашем распоряжении, рассчитывать на то, что наши собаки чему-то научатся, было довольно наивно.  Натаскивали – и, соответственно, учили в основном владельцев. 

Чуть-чуть предыстории – так получилось, что в мае этого года мы с Ириной Вдовиной (владелицей питомника лабрадоров «Восторг») и с нашими собаками попали на так называемый Field Trial Camp, полевой лагерь ретриверов, который проводится Финским лабрадор-клубом один раз в год.  Это не испытание и не состязание.  Цель этого мероприятия - показать владельцем ретриверов, что такое ретривер, как рабочая собака, и как нужно работать со своими подопечными, чтобы добиться каких-то результатов в полевой работе.   То, что в течение двух дней нам показывал Ари Руусунен (это инструктор нашей группы) показалось мне настолько интересным и отличающимся от того, чему и как мы учим наших собак, что родилась идея провести нечто подобное у нас, в России.  Конечно, не в таком масштабе, как это было в Финляндии – в лагере участвовало больше 100 собак, было несколько десятков инструкторов, снималась целая база.  Нет, скромнее – два финских инструктора и, скажем, десять русских собак.

Огромное спасибо Лене Игонен, которая помогла воплотить эту безумную идею в жизнь.   

Ну а теперь, собственно, история. 

Для начала представлю всех действующих лиц:

С финской стороны: 

Мика Лаппалайнен (Mika Lappalainen) (на фото: второй по высоте после Маяковского)

Занимается лабрадорами с 1990 года. Воспитал двух "двойных" чемпионов Финляндии - Ethusan Frankenstein и Jummi-Jammin Blondie (обе собаки чемпионы Финляндии как по экстерьеру так и по рабочим качествам). В настоящее время выступает в полевых испытаниях с Blondi (6,5 лет) в классе чемпионов и с молодым импортированным из Швеции кобелём Ookke (1 год 2 мес) в открытом классе. Вместе с женой Майей держит питомник Jummi-Jammin. На протяжении последних четырех лет они награждаются как лучшие заводчики рабочих лабрадоров Финляндии. Среди собак, выращенных в питомнике Jummi-Jammin: 4 шоу-чемпиона, 2 чемпиона по рабочим качествам, 1 трекинг-чемпион (трекинг – это работа по следу) и 1 победитель чемпионата ретриверов Финляндии (Полевой чемпион Финляндии). По профессии психолог. 

Матти Тенхунен (Matti Tenhunen) (на фото: в тельняшке)

Занимается лабрадорами с 1993 года. Вместе с женой Аннукка держит небольшой питомник Pikku-Uikun. Воспитал чемпиона по рабочим качествам Pikku-Uikun Vetehinen, с которой соревнуется и

до сегодняшнего дня. Страстный охотник. По профессии преподаватель математики. 

Елена Игонен (Elena Igonen).  Записано со слов самой Елены:

Занимается лабрадорами с 2003 года. Воспитала (по неопытности) себе на голову отъявленное чмо

по имени Strongline's April Joke или по-домашнему Роки, с которым и мучается до сегодняшнего дня. По профессии экономист. 

С русской стороны:

  • Я, Юлия Вершинина и моя собака, лабрадор-ретривер Банзай  
  • Ирина и Николай Яговкины и лабрадор-ретривер Эстер Глория Дей (Лора), чемпион России по рабочим качествам
  • Владимир и Нина Ноздрины и лабрадор-ретривер Патрик
  • Екатерина Крайнова, Юрий и лабрадор-ретривер Томила
  • Евгений Матросов и лабрадор-ретривер Ежевика
  • Владимир Москалец и лабрадор-ретривер Ермак Тимофеевич (Тим), чемпион России по рабочим качествам, Нижний Новгород
  • Сергей и Надежда и лабрадор-ретривер Фаби, Санкт-Петербург
  • Елена Глазова и голден-ретривер Смолиб Европейский Дизайн (Рамзай), чемпион России по рабочим качествам

Место: база «Динамо», дер. Карманово, 120км от Москвы по Дмитровскому шоссе.

Время: 16-17 июля 2005 года.

Как я уже писала выше, основная задача этого мероприятия – рассказать нам, что требуется от рабочих ретриверов в Финляндии, ну и, показать, как этому можно научиться. 

Мика и Матти сформулировали это в своей «вступительной речи» следующим образом: «Ребята, вы рано или поздно все равно придете к цели  (т.е. добьетесь  максимального контакта со своей собакой).   Но  мы вам предлагаем не тратить драгоценное время на изобретение «русского велосипеда», а принять на заметку наши,  финские наработки, которые, в свою очередь, лет 50 назад мы, финны  «приняли на заметку» у англичан». 

Сразу оговорюсь, что поскольку собачки собрались опытные – может быть за исключением 8-месячной Фаби, но даже её нельзя назвать абсолютным новичком (Сергей с Надей были в Финляндии в лагере вместе с нами, кроме того, с Фаби серьёзно занимаются) – поэтому на каких-то базовых вещах, как то:

послушание, выдержка, базовая апортировка мы не останавливались.  Всё это, безусловно, важно, и именно эти навыки являются основой для дальнейших занятий с ретривером, но, учитывая уровень собравшихся собак, а также лимит времени, мы, сразу перешли к более «продвинутым» вещам. 

А именно - к тем основным видам упражнений, которые входят в программу полевых испытаний ретриверов в Финляндии.

Конкретнее:

1.        Выполнение различной сложности видимых подач и их комбинаций.  Здесь, в общем-то, никакой разницы между нашими и финскими требованиями нет.  Собака должна уметь выполнять различной сложности и дальности одиночные, двойные и тройные подачи, демонстрируя хорошее умение определять место падения дичи, выходить на место падения кратчайшим путём, быстро находить птицу и приносить её в руки хозяина.

2.        Выполнение невидимых подач.  Тут требования несколько (если не сказать значительно) отличаются от наших.  В Финляндии невидимая подача (т.е. когда собака не знает, где лежит птица, а хозяин знает) выполняется так называемым посылом по линии.  Фактически, это команда «вперёд»: собачка бежит чётко по прямой в указанном хозяином направлении.  Бежит она пока либо: а) не наткнётся на птицу; б) получит от хозяина команду поиска; в) получит от хозяина команду остановки и изменения направления движения.  Т.е. задача хендлера (я, наверное, всё-таки буду употреблять этот термин, обозначая человека, руководящего собакой) – максимально точно и быстро «навести» собаку на цель.   Задача собаки – чётко двигаться в указанном направлении и начинать поиск только по дополнительной команде.

3.        Свободный обыск местности – это имитация ситуации, когда ни хендлер, ни собака не знают где конкретно лежит дичь.  Знают что где-то там, впереди, а где точно – неизвестно.  Абсолютно самостоятельная работа собаки по команде «ищи».

4.        Работа по потасковому следу – также абсолютно самостоятельная работа собаки по команде «след».  Владелец не должен следовать за собакой, в отличие от нашего кровяного следа.  Собака посылается в поиск командой «след» - и всё!  Больше хозяин её не видит и не слышит до тех пор, пока собака не вернётся с тем, что положено на конце следа.  Ну или не вернётся…

Вот собственно по этим четырём направлениям мы и занимались. 

Начали мы с высыла вперёд по линии.  Вещь для всех нас, участников данного проекта с российской стороны, абсолютно новая.  Никто никогда не требовал такой работы от наших собак, и, соответственно, не учил. 

Я не готова обсуждать, насколько этот навык нужен на реальной охоте – я не охотник!  Обсуждений вокруг «жизненности» данного навыка на наших вечерних посиделках было предостаточно.  По-моему, Мика с Матти сумели убедить даже самых яростных противников в том, что такая «подчинённая» хендлеру работа собаки весьма полезный навык и на охоте в том числе – нисколько не отменяющий и не заменяющий свободного, самостоятельного поиска.  Но в других условиях и по другой команде. 

Со стороны посыл собаки на линию выглядит очень просто.  Собака в положении «рядом», рукой мы показываем направление движения, команда «вперёд» и…  собачка радостно и с энтузиазмом бежит вперёд в указанном направлении.  По идеальной прямой линии.  Так, как будто точно знает, где что лежит… Выглядит – очень просто…   

Тренируется?  Тренируется ещё проще  Фактически тренируется, как видимая подача.  С тем отличием, что апорт не кидают, а кладут.  Либо помощник, либо сами – отходите от собаки, кладёте у неё на глазах апортик, возвращаетесь к собаке, и посылаете…  Называется мотивированная линия… И так изо дня в день, неделю за неделей…  Начинаете на абсолютно гладкой поверхности, с небольших расстояний.  Потом вводите усложнения – траву, канавку, речку.  Увеличиваете расстояние: 30 метров, 50, 100, 200…  Говорят, что после 1000-2000 повторов (в зависимости от степени талантливости вас, как дрессировщика) собака начинает настолько доверять вашей руке, что уже не будет нуждаться в том, чтобы видеть, как и куда положили апортик.    Никакого принуждения и насилия…  Никакой работы через «не могу»…  Медленно, но верно, вы срабатыватесь как команда.  Медленно, но верно, собака учится доверять вам, а вы собаке…

Точно также тренируется высыл по линии в воду.  Единственное отличие, что положить апорт в воду достаточно сложно (ну, если нет помощника с лодкой).  Поэтому водная линия обычно тренируется приблизительно так: делается видимая подача.  Потом, в то же место кидается ещё один апортик (так, чтобы собака не видела).  И «вперёд»…  Те же 1000 повторений – и собака, не раздумывая, летит в воду по мановению вашей руки. 

посыл лабрадора ретривера*Вот так выглядит посыл собаки по линии – фотография заимствована с сайта финского хендлера Пии Пуолакка.  К сожалению, во время занятий мы настолько были увлечены процессом, что не было сделано ни одной фотографии в работе – приходится пользоваться чужими.

Однако высыл «вперёд» по линии – это только одна часть ритуала, называемого «хендлинг»[1].   Собака может ошибиться, уйти чуть в сторону, убежать дальше, её может остановить какой-то запах или сбить с прямой какое-то препятствие и т.д. и т.п.  Поэтому очень важно уметь остановить собаку.  И скорректировать её положение: «право», «лево», «вперёд», «ко мне»… 

Так что после обеда, любезно приготовленного нам Ниной Ноздриной и Николаем Яговкиным (ещё раз, ребята, огромная вам благодарность за то, что кормили все два дня) и, переждав разбушевавшуюся грозу, часов в 5 вечера мы вышли в мокрое поле, чтобы посмотреть, как тренировать эти элементы работы. 

Остановка по свистку – важнейший элемент управления собакой.  Основа основ, также тренируемая на игре.  В идеальном исполнении собака по свистку разворачивается в направлении хендлера и садится в ожидании следующей команды.  Ребята показали несколько способов тренировки, вот, например, один из них: 

Сажаете собаку, отходите метров на 30, подзываете командой «ко мне».   Когда собака пробежит в вашем направлении метров 15 – свисток.  Обычно, собаки в любом случае реагируют на свисток и приостанавливаются – просто потому, что звук незнакомый.  На первом этапе достаточно, чтобы собака просто посмотрела на вас.   Тут же собаке бросается игровой апортик, сопровождаемый командой «играй» (ну, или любой другой «освобождающей» от работы командой).  Т.е. свисток - собака остановилась,  посмотрела на вас - игра.  Постепенно начинают вводить команду «сидеть» после свистка и игрушку бросают после того, как собака сядет.   Не буду оригинальной, но: 1000 повторений, и собака, услышав свисток, садится и заворожено смотрит на вас. 

Корректирующие положение собаки команды «лево», «право», «вперёд» («вперёд» в данном контексте скорее «назад», т.к. собака из положения сидя лицом к вам должна по команде развернуться на 180 градусов и побежать от вас) тренируются по тому же принципу, что и высыл вперёд по линии.   Т.е. собака видит, где лежит апорт. 

Ну, например, команда «право»: 

Собачка сажается лицом к вам, вы сами или ваш помощник кидают апорт справа от собаки.   

Внимание!!! Не путаться в лево-право!!!  Под «право» понимается движение собаки направо от ВАС!!!  Для самой собаки это будет поворот налево, т.к. она сидит лицом к вам!!!  Но, т.к. собака (даже отличающийся своим умом и сообразительностью ретривер) всё-таки не знает с рождения, какая сторона у неё левая, а какая правая, то лучше использовать команды, соответствующие вашему видению направления.  Иначе запутаетесь сами.   

Собака видит брошенный справа апорт, вы вытягиваете правую руку вправо, даёте команду «право» - и собачка бежит за апортиком в правую сторону (ни в какую другую она не побежит по одной простой причине – там нет апорта). 

То же самое с командами «лево» и «вперёд» (которое «назад»). 

Единственное, что для тренировки «вперёд» из положения «сидя лицом к вам» (т.е. назад для собаки), лучше не бросать апортик (т.к. собачка может и не увидеть брошенный сзади апорт  - она ж на вас смотрит), а положить апортик перед сидящей собакой.  Дальше – по команде «рядом» разворачиваете собаку и уходите от апорта.  Сажаете собаку спиной к апорту, отходите от неё шагов на пять (собака продолжает сидеть спиной к апорту, лицом к вам) и даёте команду «вперёд» (некоторые, чтобы не путаться самим, дают команду «назад» - но это как вам больше нравится).  Обе руки поднимаются вертикально вверх.

Не знаю, нужно ли говорить, что 1000 повторений – и собака движется, следуя жестам вашей руки, так, как будто у вас ни руки, а волшебная палочка. 

Уфф…  Чего-то я окончательно запуталась во всех этих право-лево, вперёд-назад…  Хорошо, что на этом наше субботнее занятие подошло к концу…  Правда, напоследок мы повеселили жителей деревни Карманово, выстроившись в ряд, и сопровождаемые финскими командами, дружно, печатая шаг,  передвигались по полю с собаками…    Думаю, что легенда о том, что в июле в Карманово состоялось тайная репетиция почётного эскорта для президентской собаки Конни – до сих пор тема №1 у местных сплетников. 

На следующей день мы перешли к более «охотничьим» упражнениям – обыску местности и следу.   Эти упражнения уже выполнялись с реальной птицей.  Да, забыла сказать, что в субботу мы занимались исключительно  на dummies (в дословном переводе с английского – чучелами).  На самом деле, никакое это не чучело – никакого намёка на то, что эта штука имитирует утку ни в её внешнем виде, ни в её запахе нет.   

Надо сказать, что в Финляндии (да и во всём остальном мире тоже) тренировка ретриверов (и даже некоторые соревнования) проводятся исключительно на таких вот бабУшках/бобышках/поносках – не знаю, как лучше назвать по-русски.  Как хотите, так и называйте.  Они довольно большие, относительно тяжёлые (около полукилограмма), без какого-то запаха птицы, но, как и все предметы, обладающие своим собственным запахом.  Мне кажется, что тот факт, что сами dummies не обладают ярко выраженным запахом (во всяком случае, они не настолько вонючие, как утки) как раз очень хорош именно при обучении: собака привыкает к более тщательному, аккуратному поиску. 

К чему это я?  Ах, да…  Так вот, на следующий день, мы занимались уже с птицами.  Собственно и обыск местности и след – это абсолютно самостоятельная работа собаки, в которую хозяин не только не вмешивается, но часто даже и не видит.  И обучения как такового там, в общем-то, нет…  Скорее самообучение собаки. 

При обыске местности собака посылается в предполагаемый ареал командой «ищи», по которой собака должна уходить вперёд от хозяина и обыскивать предполагаемый ареал.  Стиль поиска особого значения не имеет, хотя челнок – конечно, предпочтителен, но специально этому никто не учит.  В финских полевых испытаниях ареал представляет собой квадрат от 60х60 метров в классе начинающих и доходящий (в зависимости от местности) до 500х500 метров в классе чемпионов.  Хендлер при этом остаётся на месте старта.  В ареале разбросаны 6-7 птиц, которые собака должна по очереди собрать и принести хозяину.  Мы делали обыск в лесу.  В самой Финляндии обыск предполагает район, обязательно включающий и сушу и воду, т.е. несколько птиц лежит на берегу, в лесу, а несколько в воде в камышах, метрах в 20 (класс начинающих) - в 150 (класс чемпионов) от берега.  Собственно всё обучение состоит в правильном расположении птицы, в размещении её так, чтобы собаке было легко её найти (внимание, во время тренировок мы делаем всё, чтобы помочь собаке, а не помешать ей!) и в том, чтобы вовремя прекратить занятие!!!   

Теперь по пунктам:

Правильное расположение означает, что птица размещается равномерно по ареалу, так чтобы собака привыкала обыскивать весь квадрат – т.е. птица должна быть и в дальних и в ближних углах, и посередине, и близко к месту старта.  Места расположения птиц отмечаются метками на деревьях, а на самих птицах делаются метки, обозначающие её положение (например, на птицу, расположенную в левом ближнем углу привязывается ниточка на левую лапку, и т.д. и т.п.).   Если используются dummies, то они должны быть пронумерованы.   Собака должна видеть, что птицу уносят в ареал, но не должна видеть куда конкретно её раскладывают. 

Раскладывая птицу не надо её закапывать и прятать от собаки.  Напротив, нужно сделать нахождение птицы максимально лёгким для собаки, особенно на первом этапе обучения.  Можно даже повозить птицей по земле, чтобы сделать запаховое пятно как можно более сильным. 

Ну и самое главное в этом упражнении - вовремя остановиться!  Упражнение нужно прекратить, как только вы видите, что собака ещё хочет работать, но ещё одна-две подачи и она устанет.  Т.е. прекращать работу надо, когда собака хочет искать ещё и ещё!!!  Количество принесённых птиц надо варьировать, дабы у собаки не вырабатывался стереотип поиска определенного количества птиц. 

По меткам на принесённых собакам птицах определяются, какие именно районы квадрата оказались не обысканными во время упражнения (например, собака принесла только ближних птиц), так чтобы в следующий раз можно было сделать больший упор на этих «слабых» местах.  Например, положить в квадрате только дальние птицы, или дать собаке подсмотреть, как вы кладёте дальние птицы. 

Да, и это упражнение как раз не стоит делать 1000 раз  Главное – сохранить азарт и желание собаки искать птицу.  Так что – не частите. 

След – обычный потасковый след  - мы тащили по земле кролика.  В конце следа кролик же и оставлялся.  Собственно тоже тренировки как таковой нет: собака подводится близко к началу следа (да, в начале следа бедного кролика возюкали по земле особенного тщательно – чтобы усилить запах для собаки) и пускается командой «след» - ну, или как хотите назовите, главное, чтобы команда отличалась от посыла вперёд и команды обыска местности.  Хозяин остаётся на месте.  Собака принюхивается и уходит.  Ну а дальше, просто следите за собакой.  Чаще всего, ретриверы тут же понимают, чего от них хотят и идут по следу, быстро находя лежащего в конце кролика.    

Начальный след рекомендуют делать максимально простым – прямая метров 50.  Главное, чтобы собака шла в направлении следа.  Совершенно не обязательно, чтобы она шла уткнувшись носом в землю и чётко по прямой.  Запах от следа поднимается от земли вверх и в стороны, и собака может даже слегка челночить в этом воздушном коридоре.  Плохо, когда собака совсем уходит в сторону от следа.  Тогда нужно подозвать собаку и ещё раз указать ей на начало следа.  В особо тяжёлых случаях, собаку пристёгивают на поводок и наталкивают на след.  Но такая мера не понадобилась даже моей собаке  Вообще, как сказал Матти, работа по следу для собаки – это как езда на велосипеде для человека.  Научившись раз, вы уже никогда не забудете, как это делается. 

Первые следы делаются не очень сложным и длинным (метров 100, с один углом будет достаточно).  Собака пускается в самом начале следа.  Постепенно след усложняют и удлиняют, доводя до 250-300 метров.  А собаку потихоньку отодвигают от начала следа – самых продвинутых пускают в 30-40 метрах от начала следа. 

На этом наша работа в лесу завершилась.   Мы переехали на поле, чтобы позаниматься видимыми подачами.  Оказывается, видимые подачи тоже можно и нужно тренировать.  И не только двойные или тройные, но и в первую очередь одиночные.  При тренировке видимых подач нужно очень хорошо понимать, какой работы мы хотим от собаки.  А хотеть в идеале нужно: точного определения места падения, точного выхода на место падения, небольшой поиск в месте предполагаемого падения, ну и быстрого и радостного возвращения к хозяину с добычей.   Собственно – определение места падения и выход на место падения – это природные качества ретриверов.  Но такие вещи, как:

  • умение собаки верить своим глазам и тщательно и планомерно искать там, где видел, а не скакать хаотично в районе плюс-минус 1 км,
  • понимание того, куда может упасть птица с учётом рельефа местности,
  • оценка перспективы, расстояния до места падения 

всё это – приходит с опытом, и всему этому нужно и можно учить.  Учить постепенно, так, чтобы в процессе занятий собака не только приобретала какие-то новые знания и опыт, но и уверенность в себе и в своём успехе.   

Собственно, это, наверное, один из главных уроков, которые все мы вынесли из «финской натаски».

  • Занимаясь с собакой, не надо её испытывать.   Вы обучаете собаку, а не тестируете её. 
  • Надо любить свою собаку. 
  • Надо, чтобы занятия приносили радость и вам, как хендлеру, и собаке.
  • Никакая методика не может заменить воображения – будьте изобретательны!
  • Если собака что-то делает не так - это ваша ошибка.  Пересмотрите то, что вы делаете.
  • Никогда не занимайтесь с собакой, когда вас разозлили на работе или дома, когда что-то не ладится и вы ненавидите весь мир – собака в этом не виновата.

Вот такая насыщенная выдалась у нас воскресная программа.   Всё это: обыск, след, видимые подачи – мы «прошли» до обеда.  Ребята уезжали вечером, а, учитывая подмосковные пробки (вперёд мы ехали больше 4-х часов), мы хотели выехать пораньше, чтобы не рисковать опозданием на поезд. 

Очень приятно было, что по завершению программы Мика и Матти собрали всех участников и каждому рассказали о том, что хорошего было в работе их собаки, в чём есть недоработки их, как хендлеров, какие вещи требуют более пристального внимания.  Всё очень благожелательно и с большой любовью и уважением и к собакам, и к их владельцам.  В целом, уровень наших собак их приятно удивил и порадовал.   

участники натаски со своми ретриверамиНаконец-то нашлось время сфотографироваться – уже перед самым отъездом.
Только Женя с Ежевикой и Лена с Рамзаем, к сожалению, уже уехали. 

При расставании финны уже понимали по-русски, мы по-фински, и мы ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ хотели ЕЩЁ!!!  Ещё заниматься, ещё учиться, ещё общаться!

Огромное спасибо Мике и Матти, за ту ответственность, с которой они подошли и к разработке программы занятий, и к выбору места.  За то, что до приезда сняли на видео тренировку и работу своих собак.  За терпимость к нашим ошибкам, за благожелательность и за тот несравненный финский темперамент, который позволял без всякого намека на раздражение объяснять нам по несколько раз одно и то же. 

Лена Игонен – если бы не ты, ничего не получилось бы.  Твоя идея, твоя организация.  Спасибо!!! 

И  - огромное спасибо всем-всем-всем участникам – за то, что приехали, за искренний интерес, за гостеприимство и помощь.  Сергей и Надя с Фаби, Володя с Тимом – вам особенно!  Проехать сотни километров, чтобы позаниматься с собакой – вы герои!

И напоследок, маленький disclaimer:

Я не дрессировщик, не натасчик, не охотник.  Я обычный чайнический владелец лабрадора, с которым только в прошлом году начала заниматься.  То, о чём я рассказала – просто описание!  Я не знаю, хорошо то, что делают финны или плохо, есть ли более удачные методики занятий с ретриверами или нет, нужно ли то, чему они учат, на охоте.   

Просто многое из того, что показывали ребята, я увидела впервые.  Мне лично это показалось очень интересным и полезным.   Надеюсь, что это может быть интересным и остальным.


[1] Только не подумайте, что собака должна бежать выставочной рысью и делать выставочную стойку для обозначения найденного апорта.  Хендлинг – это управление собакой, не важно где – в ринге или в поле.

 
 

<<<НАЗАД

©All rights reserved
2001

на главную>>>